одноразовые тапочки, белье для гостиниц, вышивка логотипов
одноразовые тапочки, белье для гостиниц, вышивка логотипов
Алена Алехина: «В Европе мне говорят: «Ты горячая!» Б-р-р...

В числе лидеров проекта Sports.ru «Самая красивая спортсменка России» – сноубордистка Алена Алехина. Накануне завершения голосования Алена рассказала Юрию Дудю о том, как ставила иностранцев на доску, прыгала со сцены на панк-концертах, меняла дисциплины в сноуборде с прицелом на Сочи и защищала диплом, где одним из главных терминов было слово «утюг».
Панк

– Я прочитал трогательную историю, как вы ломали ключицу. Мне стало вас жалко.

– К сожалению, ломала неоднократно. Три раза. Видимо, это мое слабое место. Фактически моя сноубордическая карьера началась с перелома: первый сезон выпал сразу. Это была не тренировка, просто каталась сама в Новопеределкино. Ничего в этом особенно не понимала, хотела развиваться быстрее и слишком рано перешла от простого катания к прыжкам. Вроде нормально приземлилась, но не устояла на ногах и упала. Я думала: раз не пошло с самого начала значит не пойдет вообще. Родители тоже были уверены, что на этом все закончилось. Но все продолжилось – я с еще большим упорством взялась за дело.

– Почему вдруг сноуборд? В мальчика, который катается, влюбились?

– Нет. Я вся была в музыке: в панк-роке. Все катались на скейте – модно и все такое. Я тоже сначала каталась на скейте. Потом решила купить сноуборд комплект и попробовать эту доску тоже.

– Пять ваших любимых панк-рок групп? Можно русских.

– Ой, русских? Давайте нерусских. Goldfinger. NOFX. Rancid. Anti-flag. Reel Big Fish. Понятно, что, как и все, начинала я с концертов русских команд – НАИВ, «Тараканы!» и т.д. Кроме того, музыка моих друзей – группа «Пляж». Это мое детство, первая любовь и все такое.

– На концертах прыгаете со сцены?

– Да-а-а-а. Стейдждайвинг – это так круто. Прыгать нестрашно совсем. Я люблю панков, в их обществе я чувствую себя комфортно. И когда ты прыгаешь со сцены, ты им полностью доверяешь. Разбегаешься, подгадываешь под какой-то аккорд и ныряешь в толпу.

– Ваш парень – панк?

– Сейчас «парня» у меня нет. Но подсознательно я люблю людей, связанных с моей музыкой. Понятно, что это не главное, но чаще всего бывает именно так.

– Как такая девушка может быть одна?

– Жду чего-то особенного, знаете, special one.

– На скольких языках вы говорите?

– Английский, испанский, чуть-чуть французский. Я в этом году получила диплом переводчика, закончила РУДН.

– Ставили иностранцев на доску?

– О да! Девочек из Колумбии, например. Колумбийки – они вообще очень крутые. Встать на сноуборд для них было мечтой. Возила их в Переделкино, они были в полном восторге. Одна сейчас уехала учиться в Бордо, другую пару дней назад со слезами проводили в Колумбию. Говорили ей: «Валентина, спасибо, что посетила нашу богом забытую страну». «Я обожаю вашу богом забытую страну», – отвечала она.

– Смогли бы вы встречаться с парнем, который слушает шансон?

– Музыкальные предпочнения для меня важны, но не настолько. Важнее другое. Вот с кем точно бы не стала встречаться, так это с эгоистом. С тем, кто слушает шансон, я себя, конечно, с трудом представляю, но вдруг это soulmate? Тогда остальное неважно.

– Самое романтичное ухаживание в вашей жизни?

– Мне вообще, наверное, везет очень с людьми, которые мне встречаются в жизни. Один раз мне подарили оркестр. Меня вывели из дома, а там мою любимую панк-рок песню исполнял духовой оркестр. Мне было лет 16 тогда, но это незабываемо. Один раз в мой день рождения меня вывезли в неизвестном направлении ночью и рассвет мы встречали на воздушном шаре.

– И всю эту красоту сделал тоже панк?

– Это были сюрпризы от разных людей, и да, все же панки. Но это совсем неудивительно. Все панки — в душе большие романтики.

– Почему такой девушке нравится группа «Пляж»? «Кто последний, тот и папа», «Лена Головач» – совсем не девичьи песни.

– Ну это только начало их карьеры. Сейчас это очень романтичная поп-панк группа. Я даже с мамой могу их слушать.

Сочи

– Вы считаете себя красоткой?

– Даже если меня так называют, я не сильно в это верю. Сама себя я красоткой никогда не считала. У меня ассиметричные черты лица и куча других недостатков, о которых я знаю.

– Как часто к вам пристают на улице?

– В России много красивых девушек, так что почти не пристают. А вот в других местах бывает. Этим летом я поехала на музыкальный фестиваль Gampel Open Air в Швейцарии, там играли NOFX, Yellowсard, The Offspring и другие. Я туда буквально сбежала с тренировок. Так вот там чувствовала себя как в Турции – там, видимо, дефицит симпатичных девушек, потому что вслед постоянно со всех сторон слышалось: «Du bist heiss!» – «Ты горячая». Б-р-р. Неприятный способ знакомства.

– Мы увидим вас на Олимпиаде в Сочи?

– Пока я планирую. Если все будет идти так, как идет, то увидим. В какой дисциплине – пока неизвестно. Мы пока не успели очухаться. Это великое упущение, но до недавнего времени слопстайл в России Сборную вообще не интересовал, другие фристайловые дисциплины не финансировались. Года два- три назад я была конкурентоспособна в слопстайле, могла бы занимать достойное место в мировом рейтинге. Потом мы сделали упор на хаф-пайп, начав все с нуля. Отстали в слопстайле. Сейчас разрываемся, но я хочу кататься в двух дисциплинах. Слопстайл – наверняка не все в курсе – это трюки на серии из нескольких трамплинов и джибинг-секции. И прыгать, разумеется, надо не на время, как у могулистов, а на оценки за сложность и чистоту выполнения трюков.

– Если поедете в Сочи, то просто участвовать или побороться за медаль?

– Если начнем тренироваться в слопстайле, то побороться. Если не за медали, то за достойное место. В хаф-пайпе подняться выше десятки о-о-очень тяжело. У нас в России до сих пор нет ни одного пайпа. Да, мы много тренируемся за границей, в Москве меня почти не бывает. Но люди, которые являются нашими соперниками на соревнованиях, в тех местах, где мы тренируемся, просто живут.

Утюг

– Насколько заработков российской сноубордистки хватает, чтобы нормально жить?

– Мне хватает. И я считаю, что это лучшая работа, какую я бы хотела иметь. Будущее? Ну свои заработки можно регулировать. Чем лучше ты выступаешь, тем больше ты зарабатываешь. Чем больше публикуешься – то же самое.

– Больше публикуешься?

– Да, спонсоров, кроме результатов на соревнованиях, интересуют публикации и популярность.

– То есть это интервью – тоже часть дохода?

– Вроде того.

– Как люди реагируют, когда узнают, кем вы работаете?

– Старшее поколение не знает, что такое сноуборд. Приходится объяснять: «Это как лыжи, только одна». После того, как узнают, в чем смысл моей дисциплины, хватаются за голову и говорят: «Зачем тебе это надо? Тебе еще детей рожать». Все время смеюсь над этим. Можно подумать, что именно после вот этой их фразы я сразу же скажу: «А! Да! Что же вы раньше мне не сказали! Все, больше не буду».

– Ради чего вы могли бы бросить этот спорт и зажить взрослой жизнью? Семья?

– Скорее какое-то другое увлечение. Музыка, например. Я заканчивала музыкальную школу по классу фортепиано, немного играю на гитаре. Так как я постоянно уезжаю, постоянно играть у меня нет возможности. Но это моя passion. Она живет во мне, и мне нужно играть – иначе это превращается в неисполненную мечту и ноет где-то внутри. Музыка – это то, что вдохновляет меня на сноубординг.

– Лучший концерт вашей жизни?

– Vans Warped Tour 2010. Это ежегодный панк-фестиваль в Америке, который проходит уже лет 30. Определенный состав групп трипует по разным Штатам. Я была в Калифорнии, в Сан-Диего. Это опен-эйр на открытом воздухе, недалеко от Тихого океана. Хедлайнером был Anti-flag. Я как раз собиралась в Калифорнию кататься на серфе и так подгадала даты, чтобы попасть на фестиваль. Vans Warped Tour был моей мечтой лет с 13.

– Наш фотограф за это интервью узнал много новых слов и названий.

– Хех, кстати. Тема моего диплома на защите звучала так: «Источники формирования лексики, используемой в терминологии сноубординга». Я там попыталась создать мини словарь-справочник даже. Там, конечно, есть много смешного. Например, «утюг». Утюг – это неправильный грэб. Грэб – это захват доски. Существует определенный набор грэбов, которые засчитываются в качестве трюкового элемента. Когда берешь грэб неправильно, это называется «утюгом» на нашем профессиональном жаргоне. Писать такую работу было сложно – материала нигде нет. Зато преподаватели были в восторге. Передо мной сидела тетечка-профессор, которая постоянно повторяла: «Это музыка! Музыка...» Преподавателям-лексикологам было очень интересно. Тему футбола пережевывали в одной тысячи дипломов, а про сноубординг никто ничего такого еще не делал.

 

По материалам: www.sports.ru

одноразовые тапочки, белье для гостиниц, вышивка логотипов